Эпилог

Секретарь нашёл короля в висячем саду. Длинный двухъярусный балкон, тянувшийся вдоль всей западной стены замка, был уставлен чашами и кадками с самыми дивными растениями из разных уголков страны. Журчавшие фонтанчики рождали в воздухе разноцветные арки радуги.

– Они согласились?

– Не думаю, что у них был выбор, ваше величество.

Облокотившись на массивные каменные перила, король вздохнул. Серебристые глаза монарха смотрели на север. Туда, где за искрившейся гладью Мать-озера возвышались далёкие Железные горы.

– Я не хотел этого. Видят предки, он не оставил мне выбора.

– Вы действительно думаете, что посылать орков туда было удачной идеей? Генерал Дрогнар, он…

– Он сделает то, что я ему прикажу, – перебил секретаря король.

– Разумеется.

– Это будет их последней проверкой, Кристофер. – Конрад неспешно вышагивал по саду, и его верный помощник следовал за ним, как серая тень. – Если им удастся проявить себя, я собираюсь исполнить их желание.

– Значит, вы всё-таки пошлёте их туда?

– Возможно. Если они докажут, что справятся.

– А что, если герцогу это не понравится?

– Ну конечно же не понравится, – король позволил себе улыбнуться, – но он переживёт. Как делал это всегда.

– Смею заметить, что это весьма опасно, ваше величество. Недовольство знати растёт. Ваши враги обязательно используют это против вас.

– Я знаю, но у меня всё меньше времени, чтобы что-то изменить. Кристофер, я не хочу остаться в памяти людей палачом.

– Влиятельные силы пришли в движение, ваше величество. – Как всегда, лицо секретаря ничего не выражало. – Они всё ещё в тени, но их присутствие осязаемо. Равновесие нарушено. Какова бы ни была роль Оша и его орков, не думаю, что им удастся выжить. Они приобретают врагов быстрее, чем друзей.

– Они наивны. Они не знают, что такое жить в мире людей. Им понадобится помощь. Любая помощь, которую они смогут получить.

* * *

Восточные окрестности Эшвуда. Королевская тропа. Скрипя старым свечным фонарём, уездный трактирщик подслеповато всматривался в темноту, завладевшую дорогой. Его жена уловила в ночи стук копыт. Теперь он и сам слышал их приближение.

– Кого там принесла нелёгкая? – проворчал он, пожевав беззубым ртом.

Тьма сгустилась, превратившись во всадника. Чёрно-рыжим вихрем он пронёсся в дрожащем свете, вновь растворившись в ночи. Над дорогой клубилась пыль, поднятая копытами неистового скакуна, казалось, состоявшего из самого мрака.

На мгновение старику показалось, что он увидел две пары глаз. Одна принадлежала взмыленному зверю, вторая пылала в темноте живым огнём расплавленного золота.

Осенив себя знамением Древних, старик вернулся в трактир, а Зора, подгоняя Мрака лёгкими ударами пяток, продолжила свой путь на северо-восток. Туда, где в лесных предгорьях орки Ургаша терпеливо ждали их возвращения. Он дал ей важное поручение, этот упрямый чудак с разноцветными глазами. Она не знала, как относится к нему. Не знала, что чувствует. И это сводило её с ума.

Сможет ли она убедить Ургаша и остальных? Пойдут ли они на север, вслед за этим безумным храбрецом? Пойдёт ли она сама за ним? Вопросы роились в голове, как разъярённые пчёлы. Мрак, словно чувствуя смятение наездницы, стремительно нёсся по ночному тракту, оставляя позади лигу за лигой.

Времени было всё меньше. Момент встречи неудержимо приближался.

* * *

– Что это?

Ош смотрел в сиявшие призрачным огнём глаза безымянного духа. В сознании орка он уже обрёл облик сотканного из света и тумана человека. На мгновение Ошу показалось, что он услышал зов. Голос, произнёсший имя. Слишком далёкий, слишком слабый, чтобы можно было разобрать, какое именно.

– Он пришёл.

– Кто? – поинтересовался Ош.

– Тот самый. Ключник.

– Ключник?

– Он пустит нас. Он откроет дверь, когда они вернутся. Они всегда возвращаютсяЗабытые всеми, они… ждут во мраке. Ждут… в холоде. Не живые. Не мёртвые.

– Они? О ком ты говоришь?

– Не могу… назвать. Не знаю. Нет имени. Нет начертания. Они – голод. Они – ночь. Они – ужас. Они – вечность.

Дух поднял полупрозрачную руку, указав куда-то вдаль. Тяжёлый туман, клубившийся вокруг, рассеялся, и Ош увидел, что перед ними река. На другом берегу тихого потока виднелись тёмные фигуры, во главе которых стоял бледный юноша в чёрных как ночь доспехах. Над его головой жутким знамением сияла кроваво-красная звезда.

Ош почувствовал на себе чужой взгляд. Алчный. Незнакомый. Злой. Орку невыносимо захотелось вырваться из этого кошмара, пока остатки разума не покинули его. Он уже чувствовал, как они растворялись в вязком ужасе, словно пропитывавшем всё его существо. Это была уже не смерть. Это было что-то иное. Что-то… страшное.

– Я должен проснуться! – выпалил он.

– Это не сон, – вторил Безымянный. – Это случится. Скоро.

– Должен проснуться, – продолжал Ош, чувствуя, как безумие овладевает им, – должен проснуться!

– Ты не спишь, Ош…орк, – безжалостно продолжал Безымянный. – Ты мёртв.

Разноцветные глаза Оша широко распахнулись. Наваждение исчезло, словно его и не было вовсе. Призрачная река превратилась в русло Изара. Через утренний туман шагала бесконечная вереница воинов. Сотни, тысячи солдат. Никогда ещё орк не видел так много вооружённых людей в одном месте. Зрелище одновременно пугало и завораживало.

Ош попытался не думать о жутком видении, но лицо человека в чёрных доспехах отказывалось покидать его память. Бледный юноша с мёртвыми глазами, один из которых перечеркнул вертикальный рубец шрама. Кем был он? Почему Ошу он казался знакомым? Кто был с ним на той стороне реки? Ош не знал этого. Он не хотел этого знать.

Бок о бок с людьми, отряд орков шагал на север. Всё время на север.

* * *

Встревоженные окрики часовых разрезали безмятежность дня. С севера к ним приближался чёрный силуэт человека. У него было два спутника. Оба они восседали верхом на верблюдах, но чёрный человек шёл пешком. Казалось, сама пустыня расступалась перед ним.

Эдуард удивлялся тому, что, несмотря на испепеляющее солнце, он чувствовал себя вполне сносно в древней броне. Латы словно испускали холод. Надевая их, Эдуард сразу чувствовал, что не одинок. Они окружали его. Бесплотные призраки прошлого. Он слышал их голоса, ощущал их присутствие.

К тому времени, как путники достигли улуса, там уже собралась толпа. Она провожала чужака в чёрных доспехах странными взглядами. В них застыла смесь страха и почитания.

– Муаз’аммаль, – шептали они с религиозным трепетом, – муаз’аммаль…

* * *

«Муаз’аммаль».

Надпись была старательно выведена неизвестным автором на пожелтевшей от времени бумаге. Это был редкий сборник легенд и преданий кочевых народов Сыпучего моря, переведённый на язык королевства. Том достался лорду Дювалю от прежнего владельца библиотеки Дубового чертога, безумного графа. Редкий труд, если учесть, что все подобные книги старательно уничтожались последователями Наследия.

– Можете остановиться там, – сказал хранитель Простора, захлопнув толстый кожаный переплёт. – Это достаточно близко.

– У вас хороший слух, милорд.

Позади кресла-каталки стоял человек в традиционном восточном одеянии, делавшем его неотличимым от любого другого жителя Варгана. Их окружал сад. Деревья тронуло увядание, но они ещё не начали накрывать землю ярким жёлто-красным ковром осени.

– Полагаю, настало время позаботиться о нашем юном друге, – сказал лорд Дюваль, поглаживая обложку книги. – Постарайтесь на этот раз не промахнуться. Мне бы не хотелось привлекать к этому делу ещё кого-то.

Когда он развернул кресло, человек уже исчез. На этот раз он сделал это действительно бесшумно, как и полагалось представителю Братства.

«Нужно усилить охрану, – подумал хранитель Востока. – Вне всяких сомнений».

На мощёной садовой дорожке показалась фигура Мэтью. Он был облачён в изящный кожаный дублет и кавалерийские сапоги с высоким голенищем. Забранные в тугой пучок волосы и меч, висевший на поясе, говорили о том, что младший брат упражнялся в фехтовании. Это было странно, ведь обычно он предпочитал этому занятию компанию легкомысленных девиц и хорошего вина, считая свой навык по меньшей мере совершенным.

– Как твоя рука?

– Всё ещё на месте, – отшутился Мэтью, пожав плечом, словно подтверждая свои слова.

Как никто другой, Винсент знал, что плоть заживает быстрее духа. Поражение на королевском турнире всё ещё угнетало его молодого брата.

– Если ты хотел лишь справиться о моём здоровье, ты мог бы послать слуг.

– Не веди себя так, будто ничего не происходит. Я просил тебя прекратить этот… срам. Ты вносишь раскол в семью, а семья – это главное. У тебя нет никого, кроме семьи.

– Опять ты за своё. – Мэтью страдальчески закатил глаза. – Ему не обязательно знать.

– Рано или поздно он всё равно узнает.

– Этого не произойдёт, если ты не расскажешь ему. Ты ведь не сделаешь этого, верно?

– А в её молчании ты уверен? – парировал лорд Дюваль, к своему удовлетворению отметив, что стёр игривую улыбочку с лица младшего брата.

– Ты за этим меня позвал? – хмуро спросил Мэтью.

– Не только. У меня есть для тебя задание. Дело, которое я могу поручить только тебе…

* * *

– Вы уверены, что справитесь с этим делом, учитель? – Голос Адама звучал озабоченно. – Ведь мы только приехали. Я не хочу снова отпускать вас.

Морщинистая рука Локвуда легла на плечо юноши.

– Всё будет хорошо, милорд. Кому-то нужно это сделать.

– Но почему вы уверены, что Ош будет там?

– Они пошлют его, – улыбнулся старик, накинув походные сумы на седло. – Я сделал бы точно так же. Как говорят в народе, двух зайцев одним камнем.

Оседлав кобылу, Локвуд кинул прощальный взгляд на своего воспитанника.

– Я должен ехать, не вы, – произнёс Адам, и старик заметил, что глаза юноши стали предательски влажными.

– Не говорите глупостей, молодой господин, – поучительно произнёс ключник. – Теперь вы – глава семьи. Ваша матушка, ваша сестра, ваши люди зависят от вас. Вы не должны их подвести.

– Я не подведу.

Локвуд по-стариковски улыбнулся, тронув лошадь с места. Провожая ключника взглядом, Адам думал о том, какой длинный и опасный пусть предстоит его учителю. Он хотел бы остановить его, но не мог. Локвуд был прав. Кому-то нужно было сделать шаг вперёд. Пускай даже шаг этот был сопряжён с таким риском.

Далеко на западе садилось солнце. Лучи гаснувшего светила раскашивали мир в тревожные красноватые цвета. Вместе со спокойствием Адама умирал сам день. 

* * *

Вскрикнув, Каролина проснулась. Девичье сердце неудержимо колотилось, помня о пережитом страхе. Через высокие узкие окна в библиотеку лился кровавый свет заката.

– Это лишь сон, моя леди, – произнёс Ван Дейк, рука которого успокаивающе легла на маленькое плечо. – Вы задремали за чтением.

– Какой страшный закат.

Каролина отложила книгу, подойдя к окну библиотечной башни.

– Вас снова мучит тот кошмар?

– Нет. – Миниатюрные пальчики тронули каменный подоконник. – Мне приснилось, что из моря вышло ужасное чудовище. Я пыталась от него убежать, но не могла.

– Я не дам вас в обиду никаким чудовищам, – заверил рыцарь, театрально встав по стойке смирно, чем тут же вызвал улыбку на лице своей подопечной.

– Вам известно, почему эти воды навали заливом Звездопада?

– Я не очень-то силён во всех этих легендах и преданиях, миледи, – признался Ван Дейк.

Лицо девочки сделалось мечтательным. В серых глазах отражалось закатное море.

– В одной книжке я читала, что однажды сюда упала одинокая звезда, но некоторые верят, что это был древний бог. Очень давно, ещё до эры людей, ему стало скучно там, наверху, и он захотел спуститься вниз по небесной лестнице, но оступился и упал в море. Шум волн убаюкал его, и он уснул на дне. Совсем один. Иногда ему тоже снятся страшные сны, и тогда он ворочается во сне, создавая шторм у наших берегов.

– Какая грустная история.

– Я тревожусь за Адама Олдри, дядюшка. Он даже не знает о моём существовании, а я так тоскую по нему, – она прижала руки к груди, – здесь.

– Достойный юноша. Я слышал, король явил милость, позволив ему вернуться домой.

– Отчего на сердце неспокойно? Я словно чувствую, что горизонт затягивают грозовые тучи. Война на Востоке забрала моего дорогого отца. Теперь она пришла на Север.

– Нам не дано понять путей предназначения, моя леди.

Нервным жестом Ван Дейк потёр запястья, будто они болели от непогоды. Он надеялся, что избавился от этой привычки, но она неизменно возвращалась, когда в памяти его всплывали картины прошлого. Прошлого, о котором никто не должен знать.

– Что же нам делать? – спросила Каролина, надеясь на мудрость друга и защитника.

– Стараться изо всех сил, – пожал плечами Ван Дейк, – и надеяться на лучшее.

Он встал рядом с ней, словно верный старый пёс, оберегавший это хрупкое создание от всего мира. Так они и стояли, глядя в сторону догоравшего на горизонте светила.

* * *

Маленькая девочка и её страж. Орк с разноцветными глазами. Рыжеволосая дикарка. Юный виконт и верный ключник его дома. Молодой человек в чёрных доспехах, познавший тайну. Стареющий король. Тщеславные лорды и жрецы. Рыцари и разбойники.

Каждый из них видел своё будущее, но никто из них по-настоящему не владел им.

Оно надвигалось.

Добавить комментарий